СОТРУДНИЧЕСТВО С ...

COOPERATION WITH

Кореш зеленый


Я – старший сын из 3-х детей в семье. Отец – водитель, мама – воспитатель детского сада. Цель семьи – воспитать и вырастить детей.
На вкус истинную горечь спиртного я попробовал лет в 7-8, случайно хлебнувши в жажду из бутылки «лимонада», в котором был самогон. Бабушка вежливо дала запить водой.
Детская компания друзей, в которой я был младше всех на 2-3 года, постепенно превращалась в юношескую. Пить (выпивать) обязаны были все ее члены, иначе – ты не пацан. Пригласить на танец девчонку, поспорить с противниками в твоей жизни, совершить «подвиг» стало просто невозможным без разогрева. Слава богу, в жизни появился спорт – не так быстро прогрессировало уже понравившееся и придававшее уверенности состояние нетрезвого человека. Но спорт закончился, на-ступил институт, общежитие, и в ряды СА я вступил в очень нетрезвом состоянии.
Употребление алкоголя – норма для нормального человека. Это стало девизом жизни. А те ужасающие поступки, которые я совершал в «состоянии нестояния», объяснялись чертами характера, сложившейся ситуацией и еще чем угодно, только «не смей обвинять моего кореша зеленого».
В армии не часто, но регулярно и с удовольствием искали любую возможность поднять стакан за мирное небо, которое мы охраняли, а если не было в стакане, то было в пузырьке – одеколон «Саша». Как-то утром, по-сле 23-го февраля, командир сказал, что мы скоты, которые выпили подарки шефов. Просто посмеялись.
Дальше дембель. Дом. Женитьба. На второй день свадьбы с топором гонялся за гостями, ударил избранницу, толкнул тещу, но объяснения те же: «кореш зеленый» не виноват, и его трогать не смей. Просто переволновался, устал и т.д. Две недели не выходил на улицу – заживали раны на лице.
Потом пришла болезнь. До сих пор не знаю диагноз, что-то с вегетативкой, но три месяца в неврологии без-вылазно. Больше трех лет после этого ни капельки, ни сигаретки. Родился первый ребенок – парень. Счастье, слезы, но не выпил. А через два года, на день рождения своего парня, всего-то 20 грамм пива. И кайфанул. Опья-нел, расслабился, заулыбался. Оставил институт. Решил зарабатывать. Стало получаться. Захотелось расти в об-ществе. А как? Оказалось очень просто – берешься за руки с «корешем зеленым» – и покоряй, находи друзей любого уровня сложности для воплощения в жизнь твоих идей и увеличения капитала. Опять стало получаться.
Вот где-то здесь и началось: работаешь неделю, расслабляешься месяц. То есть это я сейчас понимаю, обык-новенный запой: выпил, поел, выпил, напился, «потрусился», похмелился, выпил и… т.д. Организм был молодой, да и спорт оставил крепости. Две-три бутылки водки за вечерок – детский лепет. И так неделю, другую. Порабо-тал, не трезвея, и опять расслабляться, то есть отдыхать. Денег подкопил, друзей нажил, пару квартир, машин купил, и вот оно: круто – ты парень! Знаешь многих, можешь много. А тут и казино первое в городе приоткрыло свои двери для «увеличения» вашего капитала. Любой уважающий себя и своих друзей должен был там побывать и выиграть. Вот и я туда пошел. Результат – квартир нет, машин тоже, долгов (лучше не называть сумму) – мно-го, со рта ацетон, глаза мутные, в голове пустота, жена с синяками, друзей нет. Но «кореш зеленый» не виноват. Просто не повезло, непруха, поспешил, вовремя не ушел. Что угодно – только не алкоголь.
Молился, просил у Бога, чтобы выручил, простил, помог – за мной уже охотились кредиторы: или долг, или прибьем.
Боженька помог. Я в Москве – работа, жилье и т.д. Долги вернул, заработал в несколько раз больше, чем по-терял. Опять парень, опять круто. Ай да я, ай да голова! Запои, похмелки, кулаки, казино – в Москве все возмож-ности. Но корвалол с панадолом, алказельцеры и всякие другие антипохмелины уже не помогали, а тремор ут-ренний все усиливался, и похмелка стала единственной возможностью выжить хотя бы еще на несколько часов. Просыпаешься, хотя тогда уже в разгаре была бессонница, трясешься, прибамбасы не помогают, а вот 150 + 150 – и жизнь налаживается.
По стечению обстоятельств доходы прекратились. Вернулся домой: работы нет, денег нет, депрессия – чем ни повод для запоя. Превратился в подобие человека. Первая семья сбежала. Оказался у родителей. Ломки, крики, похмелки, потери координации, равновесия, обгаженные постели – не выдержит никто, даже родные. К этому времени уже был знаком с девушкой, которая родила мне еще одного парня (вообще позже она же родила еще одного, их у меня трое). Но терпеть мое состояние почему-то не собиралась тоже.

В общем, с помощью мамы я оказался в наркологии. Ужас меня одолел, когда за 10 дней увидел 4-х жмури-ков – соседей по палате, с которыми даже общался. Все ушли в мир иной сразу после «белки». Испугался. 8 ме-сяцев ни капли. Но мышление алкоголика – оно неизменно, и не вытравишь его никаким ядом, оно и есть само – яд. Решил жене, матери двоих, вторых, парней предложить всего-то чекушку коньяку в Новый год – мой день рождения. Она в истерике. Я обиделся, рассердился – сами ведь собираетесь с родителями нажраться, а я, через 8 месяцев, трезвый, крепкий не имею права в свой-то праздник. Эх вы, гады, думаю. Ушел из дома к елке на цен-тральной улице. В общем, нашел с кем, за что, и много. Доходов к этому времени не было, но, когда касалось спиртного, сам не могу понять, но всегда находил.
…Я в Одессе. С женой, ребенком, с работой и нормальными доходами. И это после долговременного безде-нежья, голода и холода. Опять мышление алкоголика не заставило себя долго ждать: я столько времени был в страданиях – имею право для души и тела побаловать себя. Кабак, казино, арендованная палата в больнице с те-левизором и душевой для капельниц в мгновение стали нормой жизни. Ругань в семье, синяки жены, разочарова-ния в неблагодарных окружающих (как близких, так и далеких) – вот чего добился. Но «кореш зеленый» – луч-ший кореш. Он не виноват, не везет просто в жизни.
В общем, четыре года работы в Одессе с очень неплохими доходами привели опять на родину ни с чем. За-пои, гонения, но уже без денег, лекарств, надежды. Я уже молил Бога лишь об одном – избавить меня от этой жизни. Точнее, я не хотел и не мог уже жить, в прямом смысле этого слова. Это жалкое состояние: бомжатники, голод, задыхалки, страхи – и все в сознании. До сих пор не знаю, что может быть больнее и страшнее, чем те ощущения.
Сегодня для меня самая большая и страшная потеря – это остаться без Бога.
Не могу сейчас достойно оценить, но то, что произошло потом, считаю чудом, только проявлением милости Высшей Силы, как я ее понимаю: зима, без денег, без еды. Мама была в отъезде. Я все-таки умирал. Папа на свою пенсию и одолженные деньги с трудом довез меня до капельницы. Снова невыносимые боли при выходе из за-поя. Опять боязнь трезвости, страх перед реальностью – что же дальше?! Ведь с мыслью о смерти и жажде по-хмелки из дома вынес почти все, что можно было бы обменять на пойло. Каким-то чудом организм опять выдер-жал отходняк. И ужас – что дальше?! Полная пустота, абсолютная невозможность представить себе трезвую жизнь.
Врач, помогавший выйти из штопора, посоветовал прийти на собрание группы Анонимных Алкоголиков. Я чувствовал, что особенно сейчас мне необходимо что-то, кто-то, где бы мне поверили, выслушали, где бы мог высказаться и кому бы поверил я. Представить не мог, что этим окажется именно собрание группы Анонимных Алкоголиков. Полный душевный экстаз испытал, когда попал с помощью группы, папы и врача на конференцию АА в столице нашей страны. Сотни трезвых алкоголиков из всех городов Украины, ближнего и дальнего зарубе-жья смеются, танцуют, общаются, в общем, живут. Более того, разговаривают со мной, еще две недели назад ва-лявшимся в бомжатнике, – и понимают, и верят. Появилось какое-то необъяснимое чувство необходимости, же-лание воспользоваться и не упустить этот от Бога засветившийся лучик света. Еще раз попытаться не просто про-трезветь после капельницы, а что-то все-таки изменить в своей жизни, душе. Изменить отношение с родными, людьми и к людям, отношение к себе.
Решил – и начал. Не по плану, без напряга. Просто очень-очень честно (поверьте, это важно) постарался придерживаться предписаний, т.е. Программы 12 Шагов. Признался в бессилии перед алкоголем, со слезами и комом в горле просил прощения у Бога, кому навредил за период той жизни (частично конечно, так как мой спи-сок пострадавших от моего алкоголизма очень большой). Тяжело, но прощал себя, потому что будущее с тяже-стью прошлого для меня лично было невозможным. По миллиметру что-то начало незаметно меняться в лучшую сторону.
Сначала – главное, трезвость. Потом здравомыслие. Никуда не исчезли мои негативные черты характера. Но совсем по-другому начал на них смотреть. Я перестал их бояться. Страх, комплексы, жалость к себе, неуверен-ность стали мне понятны и видны, а значит, стало понятно, как на них плевать и не позволять возвращать меня к прошлому. Абсолютно не утверждаю, что все гладко и легко, но абсолютно утверждаю, что так, как сейчас – трезво – это эйфория. Возвращение к жизни, детям, родным, работе – все это не мгновенно, но теперь точно воз-можно. Все в моих руках, и с Божьей помощью, уверен, это произойдет.
Я не так давно в АА. Но благодарен Богу, что я алкоголик, которому он дал возможность проживать не толь-ко жизнь пьяную, бесполезную, вредную, в соплях, контрах со всем миром и с собой, но и жизнь полезную, трез-вую, с верой и желанием помогать таким, пока несчастным, каким сам еще не так давно был.
Слава Богу, сегодня трезвый, чего и всем желаю.

Слава – алкоголик 

Чудо рядом со мной


Рос я скромным, застенчивым мальчиком, незапачканным, готовым прийти на помощь, уступить место в автобусе, сказать "Вы" пожилому человеку. Женщина была для меня больше, чем нежность и доброта, нечто очень возвышенное, неземное. Мне хотелось общения с женщиной, но робость каждый раз становилась на моем пути.

Вот тут и подвернулся под руку алкоголь. Выпив вина, я ощутил смелость и раскованность, а, точнее, хамство, вседозволенность. Под хмельком я старался находиться в центре внимания, кайфовал от своей значительности, всю ночь рассказывал анекдоты. Свет настоящего мерк в сиянии моего собственного Я. Когда действие вина проходило, я опять превращался в застенчивого парня. Лишь вино было моим спасителем от робости. Даже занятия спортом не приносили должного эффекта.

Четырехлетнее пьянство не отразилось на моем здоровье. Я был крепок, как бык. Благодаря этому, я прошел военно-летную комиссию, и службу свою проходил в летной части. Постоянные тренировки, полеты не оставляли излишков свободного времени, да и жгучее желание выпить не посещало меня. Отсутствие в моем рационе алкоголя привело к другой крайности. Я полюбил обильную, хорошую еду, не забывая при этом девочек с текстильного комбината. Мысли и движения стали ленивы, я походил на медведя, впавшего спячку. С радостью вырвался на гражданку: пробуждение, счастье жизни, друзья, подруги. Но действительность повергла меня в уныние. Из прежних знакомых - кто в тюрьме, кто в армии. И меня подмяло под себя лечение старое и надежное - алкоголь. Несколько лет прокантовался таким образом, а потом надоели и допинг, и мимолетные связи, и вся бардачная жизнь холостяка. "Все, хватит, - сказал я себе, - остепенюсь, буду пить в меру". Однако и с любимой женой мне скоро стало душно, и, перефразируя слова песни, "в семилетний запой отправился парень молодой".

Когда я всем и даже самому себе осточертел обещаниями типа: "все, завтра брошу пить", я в первый раз обратился за помощью к врачу. Оттрясясь на "сульфе", я твердо поклялся себе не пить нигде и никогда. Нарколог заверил меня, что организм мой обновился и теперь чист, как стеклышко. И поползли два года моей трезвости. Лучше бы я пил, как прежде. Каждый день, каждый час, каждую минуту чувствовать себя лишним на этом "празднике жизни", чувствовать, что я не такой, как все. Ведь тогда я считал, что пьяная жизнь -
это жизнь нормального человека. Бессонные ночи, одиночество обступили со всех сторон. К старым, пьющим знакомым пути нет, а иных я не видел, ибо все кругом пили, как лошади. Мне претило лгать, ссылаясь на болезнь печени или желудка, чтобы отказаться от выпивки. И тогда я снова решил попробовать научиться пить в меру.

Дальнейшее падение было стремительно: анонимные кабинеты, стационары, кодирование, общество "Оптималист". Как в кошмарном сне, все это вихрем пронеслось по моей жизни. Я уже убедился, что новый запой принесет только беды, но отчаянно нырял в него, надеясь на благополучный результат. Требовалось лишь собрать волю в кулак. Собирал, и вновь жизнь возила меня мордой по асфальту. "Слабак, ничтожество", - корил я себя бессонными ночами. Алкоголь стремительно пожирал мой мозг, не оставляя времени на раздумья. Он, делавший меня когда-то уверенным и счастливым, стал теперь моим палачом. Глядя в зеркало, я видел пустые глаза, опухшее лицо, искаженное страхом. Я стал опасен. Страх лишил меня нравственных барьеров, он все объяснял, оправдывал любые действия. Контроль над жизнью полностью исчез, и я ждал наступления конца. Месяца полтора я не принимал пищи, выпивал 20 граммов и проваливался в небытие. Приезжала "скорая", меня откачивали, но я снова выпивал роковые "20" и падал в бездну. Там, внизу, ждал меня дьявол, беззвучно разевая в хохоте зубастую пасть и призывно махая когтистыми лапами. Однажды, когда он уже вонзил свои когти в мое сердце, я заорал, обратившись к Богу за помощью. Да-да, я, атеист, в эту минуту вспомнил о Боге! В затылок мне ударил яркий свет и в одно мгновение растворил дьявола с его цепкими объятиями. "Посмотри, парень отошел, дышит", - раздался над головой удивленный голос. Это врач реанимации разговаривал со своим помощником. Они уже отчаялись и похоронили меня, когда произошло воскрешение. Так, благодаря реанимации, я познакомился с Высшей Силой.

Потом АА, и мое скудное существование начало приобретать очертание жизни. Поездка в Ригу на трехлетие тамошней группы Анонимных Алкоголиков. Возвращаюсь на родную Украину - и чувствую легкость. Исчез страх за завтрашний день, теперь я не один. Сила воли ни при чем, когда дело касается болезни. Больше не нужно "держаться" и бороться до остервенения. Удивительное рядом, оно во мне самом, нужно только приложить усилие, чтобы почувствовать и распознать его. Нужно захотеть этого. Прошло уже больше двух лет без срывов и особых мучений. Конечно, бывает, что я просыпаюсь в ужасе и в холодном поту, когда приснится, будто пригубил
первую рюмку Жена вскакивает вместе со мной, успокаивает и засыпает снова А я еще долго сижу, не в силах уснуть, поверить в то, что это лишь сон, что на самом деле я трезв. Видение разверстой в хохоте пасти еще изредка посещает меня, но нет в ней былой уверенности и торжества.

Я - человек, в душе моей полно недостатков, но я готов к избавлению от них. Я перестал критиковать, обличать корить других, чувствуя себя центром мироздания. Я перепоручил свою жизнь Высшей Силе, подарившей мне ее. Я больше не стесняюсь хороших чувств и готов отдать их ближнему. Я счастлив, что я в АА, что вместе с Вами сегодня трезв.

Саша.

TANDY LABS TANDYLABS TLI SEO JOOMLA раскрутка дизайн стиль сетевая лаборатория проекты сайт продвижение модерирование оптимизация

ASR Search Engine